Все есть энергия, так говорили древние и построили на этом постулате множество эзотерических школ. Насколько тонко мы чувствуем другого человека, можем предугадать его мысли, его эмоции, считать его энергетику. Познакомьте меня с виноделом и через полчаса общения я, с большой долей уверенности, я смогу предсказать, какое вино окажется у меня в бокале.

Могло ли мне повезти в моем дегустационном опыте настолько, что я смогу пообщаться с виноделом из Австралии. Возможно. Могло ли мне повезти  настолько, что я смогу послушать рассказы о винах нескольких виноделов из Австралии – вряд ли, скажите вы. Но мечтам суждено сбываться. В конце концов, не использовать достижения современных средств  связи в винной индустрии было бы большим упущением.  Поэтому приглашение на телемост c виноделами Австралии  (точнее Skype-мост), которое я получила от представителей виноторговой компании FortWines&Spirit, я восприняла с большим воодушевлением.

Итак, мероприятие проходило в гостинице «Mercure Москва Павелецкая» 13 декабря 2017 года, в зале  собралось в общей сложности более 100 человек профессионалов винного рынка и СМИ.  В  начале дегустации перед присутствующими выступил Уполномоченный торговый представитель посольства Австралии в РФ Стивен Ранк  и выразил надежду на долгосрочные отношения с Россией и дальнейшее успешное продвижение австралийских вин на российском рынке. Казалось бы, такая мелочь, но проявление уважение всегда положительно влияет на продажи. Не так ли?

Еще накануне мероприятия, в разговоре со своей давней подругой, я услышала фразу, которая заставила меня усмехнуться в усы, если бы они у меня были – я не люблю австралийские вина. Такое разделение любви к вину на страны, говорит лишь о том, что большого разнообразия австралийских вин на полках ритейлеров у нас не представлено. Так что,  говорить  о знании различных стилей производителей тем более не приходится. Но, на этой дегустации у нас появилась возможность не просто попробовать австралийские вина и познакомится с виноделами, но и попробовать вина, произведенные в разных стилях. От простого  к сложному – девиз любой  хорошей дегустации.

Начали мы с вин очень понятных, я бы даже сказала душевных, и первым виноделом на телемосте стал Честер д’Аренберг  Осборн – фигура одиозная, в чем — то даже неоднозначная.

Небольшой ролик об этом виноделе представил нам  человека одетого в яркую цветную гавайку, шорты, перемещающегося по виноградникам с бешеной скоростью и активно жестикулирующего руками. Харизма и энергия.  Да и дегустационный зал, построенный  им совсем недавно, имел форму кубика-рубика, игрушки знакомой нам еще с детства. Вино как игра, вино как развлечение или забава? А может это просто удачный PR-ход, как говорится, в любви и  маркетинге любые средства хороши.

Очень серьезное и вдумчивое отношение к вину и виноградникам, и это бесконечное желание дать как можно больше информации —  что бы лучше понять вино, надо лучше понять терруар.

Австралия – бывшая английская колония и два сорта винограда сделали ее известной на мировом винном рынке – Шираз (Сира) и Шардоне. Как Шардоне, удивитесь вы? Да, да, кислотное, с яркой фруктовой ароматикой – этот сорт был сильно любим колонизаторами, а значит, на его разработку были брошены немалые силы.

Кстати, одна из фишек многих виноделов страны – названия вин и эикетки. Такое ощущение, что весь креатив они не могу израсходовать только на процесс приготовления вин, остается еще чуть чуть, да еще немного.

The Hermit Crab, Марсан, Вионье – мягкое прессование,  только первые фракции, и долгая ферментация при контролируемой (низкой)  температуре. Небольшое количество вина (около 10%), идущего в бленд,  выдерживается в бочках из старого французского и американского дуба. Яркая кислотность, буйство свежести цветущих садов в аромате, ощутимая структура и вызов. Думаю, вино было не случайно выбрано для дегустации – вот так и с такими сортами мы тоже можем.

The dead arm (100% Шираз) 2012 года, флагман хозяйства. Вино яркое, запоминающиеся.  В его производстве можно сказать принял участие грибок Eutipa Lata. Лозы, имеющие форму обрезки буквой  Т, в процессе болезни теряют один побег(ветвь) , и начинают напоминать однорукого человека – The dead arm. Такое экстирмальное воздействие на лозу странным образом влияет на качество винограда, вина из которого получаются необычайно насыщенными, ароматными, с долгим потенциалом к хранению. В d’Adenberg не принято уничтожать такие лозы, более того,  их возраст варьируется от 25 – 100 лет. Еще одна фишка в процессе приготовления этого вина – корзиночный пресс. Практически весь процесс производства делается вручную. Около 2 лет выдержки в бочке и у нас в бокале очень мощное, фруктовое, с нотами чернослива, черной черешни, кожи и хьюмидора, хорошо сбалансированное вино с шелковистыми танинами.

Пытливые слушатели решили выяснить у г-на Осборна, какие года он считает лучшими для Австралии, для долины МакЛарен. Но на этапе перечисления винодел сбился.  Сухой, жаркий, довольно устойчивый климат страны гарантирует что, количество хороших лет  будет точно превышать количество плохих.

Следующим спикером нашего мероприятия, стал винодел “Molly Dooker” – Мэтт  Уолкер Браун.

Веселыми и жизнеутверждающими этикетками приветствуют нас вина из этого хозяйства. По словам владельцев – семейной пары Сары и Спарки Маркис, вино должно восхищать. Смешные, китчевые картинки, не менее смешные названия и внутри бутылки вы обнаруживаете вина, которые действительно вызывают неподдельный восторг.

Blue Eyde Boy Shiraz 2016 года (100% Шираз) был назван мной “взрывом на кондитерской фабрике” ванильных, карамельных и других необычных сладких тонов в аромате вина было предостаточно.  Результат совсем не стандартной работы с новыми дубовыми бочками, когда одни виноделы стараются нивилировать  эффект от их использования, в “Molly Dooker” считают совсем по другому.  Озорной мальчишка как он есть.

А вот Carnival of Love 2016 года, показывает себя более сдержанным. В этом вине подчеркнута одна характерная особенность  австралийских вин – наличие эквалиптовых и ментольных тонов в аромате и вкусе.  На континенте растет очень большое количество эвкалиптов, листья которых приносит на виноградники ветром. Именно они, по мнению виноделов, попадая в почву,  придают ягодам винограда такие необычные оттенки вкуса и аромата. Не знаю, является ли это красивой маркетинговой байкой, или совсем другие биохимические процессы так влияют на вино, но факт остается фактом.

Мэтт  Уолкер Браун предложил очень интересный способ подачи вин, эдакий “Molly Dooker” style, натолкнувший присутствующих на мысль, не работал ли он ранее барменом. Оставлю вас в неведении, просто досмотрите видео до конца, точно не пожалеете.

Не удалось избежать нам проблем со связью. Роберт О’Каллахан, еще один винодел, про  стиль которого хочется рассказывать снова и снова. Наверное,  это самый “oldshool” винодел Австралии. Внешность его напоминает персонажа знаменитого сиквела Властелин колец. Детство его прошло на старой винодельне, где он, как говориться, с молоком матери впитал все традиции старой школы производства вин.  В  1971 году он приобрел небольшой каменный коттедж и несколько акров земли вокруг него. Говорят,  что винодельню он построил своими руками из бетонных блоков.  Старые деревянные прессы, напоминающие по форме баскетбольные корзины – самое используемое средство переработки винограда. Основной его принцип, принцип невмешательства в процессы производства. В винограде есть все самое лучшие, что дала природа,  и основная задача сохранить это в вине – такова его философия.

Roskford Basket Press Shiraz 2008 года. Виноград, собранный со старых лоз Бароссы, с ее лучших участков – Калимана, Эбенезер, долина Эден, Центральная Баросса. Возраст лоз 60-136 лет. Ручной сбор, ручное прессование ягод прессом 1912 года производства, ферментация в открытых чанах (скорее всего на диких дрожжах, но это не точно, нас подвела связь) в течении 7 дней, дважды в день разбиение и перемешивание шапки. Выдержка в бочках различного объема – от 300 до 3000 литров в течении 24 месяцев. Наш образец, возрастом около 11 лет, продемонстрировал весь потенциал к выдержке у австралийских ширазов. Сложно описать это вино классическими терминами, но эмоцианально – это чистый гранатовый сок, уже немного застоявщийся, в аромате которого появились пыльные ноты степных дорог, буйство разнотравия и терпкость прелой листвы эвкалипта, аромат которой вы наверняка слышали, если прогуливались по заповедным горам где-нибудь в Кемере. Эти ароматы не бьют в нос, не стараются вырваться вперед, это степенная зрелось взрослого вина, которое хорошо знает себе цену. И кислотность, которую нельзя назвать яркой, но которая довольно явно заявляет о себе.

Еще один представитель виноделия Бароссы – Майкл Ву, “Greenock Greek”.  Майкл тоже является приверженцем более сдержанного стиля австралийского виноделия. Работая с различными сортами винограда – Гренаш, Шираз, Каберне Совиньон, Шардоне.  Прием, который он использует – это отсутствие какого-либо орошения на своих виноградниках.

Небольшая, камерная винодельня производящая всего лишь 36000-42000 бутылок в год. Производительность его виноградников 1.2-2 тонны с акра земли.  Пожалуй,  самое сильное впечатление произвел , “Greenock Greek” Alice Shiraz, выдержка в старых бочках из американского дуба. Вино не фильтруется. Плотное, округлое, оно напоминает свежевыжатый сок из ягод черноплодной рябины, которую уже немного ударил мороз и она потеряла при этом большую часть своей терпкости, но набрала немного сахара. Мягкое, тягучее, развивающиеся в бокале тонами ежевики, вишни, черники, немного черного шоколада и лесных орехов. Изысканный образец, не ждешь этого  в австралийском  Ширазе.  Кровь молодого единорога в моем воображении именно такая.

А наше мероприятие закончилось небольшой круговой дегустацией, с возможностью еще раз перепробовать вина и оценить другие образцы.

Не забываемые впечатления для истинного виномана.

Австралийские вина имеют подлинную самобытность и яркую индивидуальность!

Видеозапись прямой трансляции «Australia Calling!»